21 ноября 2019, 08:10 |

ПОДПИШИСЬ:

РЕЙТИНГ МАТЕРИАЛОВ ЗА НЕДЕЛЮ

Читаемое

Обсуждаемое

Мнение читателей




Культура и история

Крик журавля. Часть 2

Крик журавля. Часть 2
К Дню памяти и скорби Кинешемец.RU публикует историю из будней поискового отряда.
Настоящая мистическая история произошла с жителем Ивановской области на раскопках, в местах тяжелейших боёв минувшей войны. Во многих городах нашей необъятной Родины существуют поисковые отряды, которые не только находят информацию о павших бойцах в рассекреченных военных архивах, но и работают, что называется, «в поле». Выезжают на места боёв и копают, перерывают, в буквальном смысле слова, землю, чтобы отыскать останки незахороненных солдат, найти возможные сведения, доказательства, свидетельства о людях, считающихся пропавшими без вести.

Кинешемец.RU публикует рассказ жителя Ивановской области, поисковика-копателя, Геннадия Арбузова, который позволит кинешемцам узнать в каких условиях происходят раскопки павших героев, что называется, побывать на месте событий, а заодно услышать самую мистическую историю о душах солдат перевоплотившихся в журавлей.

Часть 1.

Крик журавля. Часть 2 фото 2
«Крик журавля». Часть 2.

И всё-таки, поиск это болезнь. Болезнь сознания, поражённого неизвестным и мало изученным вирусом. Ему, этому вирусу, и названия-то пока нет, но он существует. Может, он не из реального, а из какого-то параллельного мира, проникающий к нам только вот в таких местах и пронзающих тех, кто оказался здесь, соприкоснулся с ним. Но если это соприкосновение произошло, то сказать можно только одно – лекарств пока супротив этого нет.

Ну кто бы мне хотя бы попытался объяснить, да хоть как-нибудь: зачем? почему? трём здоровым мужикам, которые даже до этих мест и знакомы не были, живущих: один под Тверью, второй под Москвой, третий под Ивановом, — переться в эти места в свой отпуск да за свой счёт. На свои сбережения — палатки, амуниция, пропитание, тратя силы, нервы, здоровье. Как-то услышал я слова о романтике и даже о неком хобби. В голове, честно скажу, плохо укладывается. Стоишь ты, до трусов промокший от весеннего непрекращающегося дождя, температура +7 С, по самые «не балуйся» в болотном иле, руками, которых уже не чувствуешь, выцеживаешь из вонючей жижи человеческие останки, ноги гудят, спина «матом в три этажа» от нытья в мышцах, да и до лагеря ещё полтора километра болотными топями тащиться. И так две недели. Вот вам и хобби с романтикой в одном флаконе.

Просушиться у костра, да под ночку с заморозками – это для тех, кто сталкивался. А в помощь, чтоб по утру встать мало-мальски здоровым, порошки с таблетками или стаканчик для сугрева – это уж кому что помогает, но опять же, отмечу, за свой счёт. Больные эти люди, напрочь, на всю голову, как говорят. Они даже отдохнуть, перекурить спокойно — и то не могут. Присядет на пенёк, сигаретку закурит, ноги вытянет, чтоб хоть как-то мышцы уставшие расслабились – так сиди, отдохни, ан нет, он знай за своё, как зомбированный, одной рукой сигарету держит, а другой щупом вокруг себя тычет – неймется, вирус одолевает.

Иной раз так на себя осерчаешь, аж в голос самому себе чуть ли не криком: всё, хорош, не спину, так желудок угробишь, не руки, так ноги переломаешь, а то и башку расшибёшь. А как подымешь солдата, да принесёшь его в лагерь, под сосенку, на которой иконка подвешена, положишь бойца на лапник свежий, где уже лежат отрядом поднятые… Не могу я этого объяснить, и слов кажется таких в великом нашем и могучем нет, а за то, что все боли проходят и тяжести отступают, это я вам откровенно, как на духу, скажу – так оно и есть. Принесёшь, положишь, перекрестишься перед иконкой — и хоть снова в поиск беги. Усталость — как рукой, на душе лёгкость какая-то, и силы невесть откуда появляются. Вот, вероятно, именно ради этих секунд и ездят со всего некогда огромного Союза люди, чтобы, несмотря ни на сырь, ни на грязь с головы до ног, получить это самое облегчение, равному которому и нет пожалуй ничего более. Да принять силушки неведанной для поисков новых. Болезнь – одним словом.

Олег, сидя на берёзовом стволе и потягивая сигарету, ни на минуту не прекращал ковыряться сапогом в том, что было под ногами. Это уже сродни привычке, постоянно что-то искать, и если нет под рукой щупа, то разгребать дёрн сапогами, заглядывать под коряги, запускать руки во все щели корневищ.

Вдруг Олег встал и со словами: «Мать его ети...», плюхнувшись на колени начал обеими руками сдирать верхний слой дёрна. Видя старания коллеги, мужики также присоединились к начатой работе. Прямо у ног, под пятисантиметровым слоем листвы и мелкого корня, находились части полуистлевшей шинели советского образца. Задрав дёрна ещё с двадцать сантиметров, он открыл останки. Сначала рёбра, затем позвонки. Берёзовое бревно, на котором первоначально, так удобно, устроились поисковики, пришлось откатить, так как оно лежало прямо поверх обнаруженного солдата. Все останки располагались достаточно высоко, и поднятие происходило без каких-либо осложнений. Солдат лежал на спине, широко раскинув руки, в левой держа винтовку, а недалеко от правой — граната. Застёгнутый ремень, наличие подсумка с патронами и оружие указывали на факт гибели в бою. Мужики закатали дёрн ещё на метр во все стороны, но ни личных вещей, ни медальона при солдате не было. Отсутствие деревьев, точнее, деятельности их корней, сохранило останки на малом пространстве. Солдатик практически не был растащен корнями, такое встречается не столь часто. Сохранность останков была хорошая, поэтому уложить их едва хватило двух больших пакетов. «Верховой»! – «классика»! Но как бы там ни было, два часа работы пролетело как одна минута.

— Вот вам и присели перекурить !!!

— Да, да, да. Это я на счёт покурить. Заработались что-то мы. Там ещё кто-то бутербродом грозился? Только этого, — Евгений показал рукой на Олега, — к берёзке, мужики, не допускайте, а то он опять на пару часов перекур отложит.

Все дружно засмеялись. Усталость дня брала своё во всех отношениях. Несмотря на прекрасное настроение по поводу подъёма, ноги и руки взывали к отдыху. А Олег, не обращая внимания на разносторонние мужские шутки, обошёл ещё раз берёзовое бревно, где щупом, а где сапогом проверил, нет ли новых сюрпризов.

— Хорош ржать. Всё проверено – мин нет. Покурим, да и к лагерю пора потихоньку двигать, пока доползём, вечереть будет, — подвёл черту Олег, и первым уселся на берёзку, прикуривая сигарету».

Продолжение следует...

Дата публикации 20 июня 2016, 16:36
Рубрика Рубрика: Культура и история
Автор:
Версия для печати
Просмотров: 1363
ПОДЕЛИТЬСЯ:
Всего комментариев: 0
Ваше имя (НИК)* или Войдите / Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий!
Введите результат* Код

Выбор редакции: